+7 495 208 00 03

Адвокату пришлось через суд взыскивать гонорар за оказание юридической помощи по соглашению

19.06.2023

Суд посчитал доказанным, что все принятые на себя обязательства по соглашению адвокат выполнил в полном объеме, а ответчик при несогласии с действиями либо бездействием адвоката не воспользовался правом на расторжение соглашения

В комментарии «АГ» адвокат, обратившийся с иском в суд, поделился, что юридическое лицо, получив в полном объеме качественную юридическую помощь, отказалось ее оплачивать, сославшись на то, что в организации сменился директор, что само по себе не является основанием не оплачивать вознаграждение. Его представитель в суде заметила, что подобные прецеденты обусловлены не только недобросовестным поведением доверителей, но и зачастую отсутствием в предмете соглашения четко прописанных юридических услуг, за которые подлежит выплате гонорар. Другие адвокаты с сожалением отметили, что затронутая проблема актуальна и будет существовать, пока будет потребность в самой правовой помощи.
5 июня Седьмой кассационный суд общей юрисдикции вынес определение, которым оставил без изменения решение суда о взыскании в пользу адвоката гонорара по соглашению об оказании юридической помощи.

Профессиональная этика адвоката

Неисполнение обязательств по выплате вознаграждения адвокату


6 марта 2018 г. между ЗАО «Г.» в лице директора Ч. и адвокатом АП ХМАО-Югры Азером Мардановым было заключено соглашение об оказании юридической помощи. По условиям соглашения адвокат принял на себя обязательство представлять интересы общества в банке и судах по вопросам реструктуризации задолженности по кредитному договору и заключения мирового соглашения. Размер вознаграждения адвоката за исполнение данного поручения был определен сторонами в дополнительном соглашении и составлял 250 тыс. руб., выплата должна была производиться ежемесячно по 30 тыс. руб., начиная с 6 марта 2018 г., но до момента вступления в силу процессуального решения по делу.

Впоследствии Азер Марданов обратился в суд с иском к ООО «Г.» (после реорганизации) о взыскании гонорара по соглашению об оказании юридической помощи. В обоснование требований он указал, что все принятые на себя обязательства по соглашению он выполнил в полном объеме, однако обязательства ответчика по оплате вознаграждения не исполнены. Адвокат также отмечал, что в феврале 2020 г. им в адрес ответчика была направлена досудебная претензия, однако она была оставлена без удовлетворения.

Азер Марданов пояснял, что осуществлял консультации доверителя и его представителей по вопросам, связанным с предметом поручения, изучал представленные документы, касающиеся предмета поручения, подготавливал и представлял в банк, в суд и непосредственно доверителю требуемые письменные документы – заявления, ходатайства, запросы и иные. Он отмечал, что принимал участие на стороне доверителя в переговорах непосредственно с банком по вопросу урегулирования задолженности по кредитному договору, а также условий заключения мирового соглашения по иску банка о взыскании задолженности по кредитным обязательствам общества.

Доказательством того, что адвокат выполнил все принятые на себя обязательства и непосредственно осуществлял оказание юридической помощи доверителю, как отмечалось в иске, является переписка адвоката с директором общества Ч. в мессенджере, а также переписка через электронную почту с лицами, действующими от имени и по поручению доверителя. Весь период оказания юридической помощи ответчику Ч. в переписке постоянно обещал задолженность погасить, а также признавал долг в полном объеме, но всячески уклонялся от его погашения, в том числе не являлся на назначенные переговоры под выдуманными предлогами, а впоследствии просто перестал выходить на связь и отвечать на сообщения, указывал адвокат.

Для оказания юридической помощи Азер Марданов обратился к адвокату Первой коллегии адвокатов г. Нефтеюганска ХМАО-Югры Елене Лебедевой. Таким образом, истец просил взыскать с ООО «Г.» гонорар за исполнение поручения по соглашению об оказании юридической помощи в размере 210 тыс. руб., 31 тыс. руб. – проценты по ст. 395 ГК РФ, расходы на оплату юридических услуг в размере 70 тыс. руб., а также расходы по уплате госпошлины.

Суд взыскал гонорар в пользу адвоката

Представитель ответчика в судебном заседании, не оспаривая обстоятельства заключения соглашения и допсоглашения, возражал против удовлетворения исковых требований. Он пояснял, что принятые адвокатом обязательства не были выполнены в полном объеме, а также что действия Азера Марданова не повлияли на обстоятельства заключения мирового соглашения между обществом и банком. Кроме того, условия мирового соглашения противоречили интересам ООО «Г.», поскольку банком в отношении юридического лица был наложен штраф. Представитель ответчика также указал, что истцу было выплачено вознаграждение в размере 42 тыс. руб., и с учетом проделанной адвокатом работы оплата произведена в полном объеме.

Представитель истца, адвокат Елена Лебедева, настаивала на удовлетворении исковых требований в полном объеме. Она дополнительно пояснила, что ответчиком была произведена выплата в размере 40 тыс. руб. в счет исполнения условий соглашения, а перевод в сумме 2 тыс. руб. был произведен в целях компенсации транспортных расходов, которые не входят в условия соглашения.

Рассмотрев дело, суд указал, что результатом оказанных адвокатом юридических услуг по соглашению стало заключение в Сургутском городском суде мирового соглашения об урегулировании погашения долга по кредитному договору, заключенному между ЗАО «Г.» и банком. Доверитель не имеет претензии к адвокату в рамках соглашения об оказании юридической помощи и допсоглашения к нему, долг доверителя перед адвокатом составляет 210 тыс. руб., констатировал суд.

Суд учел, что в подтверждение выполненных обязательств суду предоставлены документы, в том числе переписка между сотрудниками банка и адвокатом, апелляционная жалоба, заявления, мировое соглашение. В то время как объективные данные в опровержение выполненной адвокатом работы суду не представлены. Также суд указал, что, вопреки доводам представителя ответчика, представленные документы не содержат информацию о каких-либо штрафных санкциях, выставленных банком в отношении «Г.». Установив, что заключенное между сторонами соглашение от 6 марта 2018 г. не расторгнуто, условия соглашения ответчиком не оспорены, не отменены и не изменены, руководствуясь нормами материального права, суд пришел к выводу о том, что заявленные требования истца являются обоснованными и подлежащими удовлетворению.

Доводы представителя ответчика о том, что адвокат не исполнил надлежащим образом обязательства по соглашению, суд признал несостоятельными, поскольку доводы опровергаются исследованными судом доказательствами, в частности сведениями о заключении мирового соглашения. Представитель ответчика, подписывая мировое соглашение, выразил свое согласие с его условиями, отметил суд. Он добавил, что при несогласии с действиями либо бездействием адвоката ответчик с 2018 г. до момента подачи искового заявления адвокатом в суд не воспользовался правом на расторжение соглашений. При этом в решении уточняется, что отсутствие подписанного сторонами акта о приеме-передаче юридических услуг сторонами при наличии доказательств об исполненном соглашении правового значения не имеет.

Таким образом, Сургутский городской суд ХМАО-Югры решением от 23 июля 2021 г. частично удовлетворил исковые требования адвоката, взыскав в его пользу 208 тыс. руб. гонорара за исполнение поручения по соглашению, 31 тыс. руб. процентов по ст. 395 ГК РФ, расходы по уплате госпошлины. Учитывая, что обоснованность понесенных расходов по оплате юридических услуг подтверждена допустимыми доказательствами по делу, суд также взыскал с ответчика с учетом разумности и объема проделанной работы представителем, количества судебных заседаний, сложившихся в регионе расценок на оказание юридических услуг расходы по оплате юридических услуг в размере 35 тыс. руб.

Решение оставлено без изменения

Не согласившись с решением первой инстанции, Ч. подал апелляционную жалобу. Он указывал, что предметом соглашения об оказании юрпомощи является представление интересов общества «Г.» в банке и в суде по вопросу реструктуризации и заключения мирового соглашения по кредитному договору. Каких-либо иных поручений Ч. не давал, неисполнение адвокатом условий соглашения, таких как реструктуризация долга, участие в суде при утверждении мирового соглашения, участие в переговорах с банком, повлекло за собой неисполнение обязательств со стороны ЗАО «Г.», данные обстоятельства подтверждает и сам адвокат. В жалобе также отмечено, что действия адвоката привели к ухудшению положения доверителя, что противоречит Кодексу профессиональной этики адвоката и нарушает нормы Закона об адвокатуре.

Изучив жалобу, апелляционный суд указал, что ответчик воспользовался услугами адвоката, от исполнения договора общество не отказывалось, о его расторжении не заявляло, перечень работ представителем выполнен, а вот оплата предоставленной услуги ответчиком не подтверждена. Суд апелляционной инстанции заключил, что, учитывая требования закона и установленные судом обстоятельства, первая инстанция правильно разрешила возникший спор, а доводы, изложенные в апелляционной жалобе, являются необоснованными, направлены на иное толкование норм действующего законодательства, переоценку собранных по делу доказательств и не могут служить основанием для отмены решения суда. Так, Суд Ханты-Мансийского автономного округа – Югры апелляционным определением от 15 ноября 2022 г. оставил решение суда первой инстанции без изменения.

Впоследствии Ч. направил кассационную жалобу в Седьмой кассационный суд общей юрисдикции (есть у «АГ»), в которой просил отменить состоявшиеся судебные акты, считая их постановленными с существенными нарушениями норм материального и процессуального права. Он приводил доводы о неверном определении судами сложившихся между сторонами правоотношений, выражал несогласие с выводами судов о доказанности оказания истцом юридических услуг ответчику и их стоимости.

В своих возражениях на кассационную жалобу Азер Марданов (есть у «АГ») просил оставить судебные постановления без изменения, считая их законными и обоснованными. Он отмечал, что ответчик по делу пытается уклониться от исполнения принятых на себя обязательств по оплате в рамках соглашения об оказании юридической помощи с адвокатом, которая была оказана адвокатом в полном объеме. Также адвокат подчеркивал, что, согласно ст. 309, 310 ГК РФ, обязательства должны исполняться, односторонний отказ от исполнения обязательств не допускается.

Кассационный суд согласился с выводами судов первой и апелляционной инстанций, указав, что они соответствуют нормам материального права, регулирующим спорные правоотношения, и имеющимся в деле доказательствам. «Доводы кассационной жалобы о неверном определении судами сложившихся между сторонами правоотношений, несогласие третьего лица с выводами судов нижестоящих инстанций о доказанности оказания истцом юридических услуг ответчику и их стоимости направлены на переоценку имеющихся в деле доказательств и установление новых обстоятельств, отличных от установленных судом, в связи с чем не принимаются судом кассационной инстанции, учитывая предусмотренные ст. 379.7 ГПК РФ пределы его компетенции», – отметила кассация.

Суд посчитал, что представленные сторонами доказательства оценены судом в соответствии с принципами относимости, допустимости доказательств, на основе состязательности и равноправия сторон. В связи с этим Седьмой КСОЮ оставил судебные акты без изменения, а кассационную жалобу – без удовлетворения.

Комментарий адвоката и его представителя

В комментарии «АГ» Азер Марданов заметил, что проблема невыплаты гонорара адвокату по соглашению, заключенному с юридическим лицом, в случае если юридическая помощь фактически оказана в полном объеме, остается актуальной и будет актуальной всегда. «Если доверитель злонамеренно уклоняется от выплаты гонорара адвокату, считаю, что последний имеет право в рамках предусмотренных механизмов защищать свои права, в том числе в судебном порядке. Важно понимать, что в данном конкретном случае мой доверитель, получив в полном объеме качественную юридическую помощь, отказался ее оплачивать, сославшись на то, что в организации сменился директор, что само по себе не является основанием не оплачивать гонорар. Считая, что данная ситуация недопустима, я принял все меры для защиты своих прав, собрал доказательственную базу, что в конченом итоге привело к тому, что суды трех инстанций поддержали мою позицию», – рассказал он.

Азер Марданов уверен, что данный прецедент будет полезен в аналогичных ситуациях, поскольку содержит обоснованную правовую позицию по спору о взыскании гонорара с доверителя. «Полагаю, что адвокаты не должны бояться защищать свои интересы в судебном порядке, в случае если доверители, в особенности юридические лица, необоснованно отказываются выплачивать гонорар адвокату», – заключил адвокат.

Елена Лебедева, представлявшая интересы адвоката в первой инстанции, с сожалением отметила, что споры о взыскании адвокатами вознаграждений за оказанные услуги – не единичны. По ее мнению, обусловлено это не только недобросовестным поведением доверителей, но и зачастую отсутствием в предмете соглашения четко прописанных юридических услуг, за которые подлежит выплате гонорар. «Формулировка “представлять интересы доверителя по тому или иному вопросу” не содержит конкретных процессуальных действий и их результатов, не отражает этапов выполнения услуг адвокатом и, как следствие, может повлечь за собой разногласие по объему проделанной работы», – пояснила она.

Елена Лебедева указала, что в рассматриваемом деле в качестве доказательств оказанных адвокатом юридических услуг судом приняты во внимание переписки с директором юридического лица, сотрудниками данного общества, а также переписка с сотрудниками банка по вопросу урегулирования задолженности общества по кредитному договору. Также был учтен проект мирового соглашения и иные составленные адвокатом процессуальные документы в интересах общества. Объем и перечень оказанных услуг также были отражены в одностороннем акте выполненных работ, добавила Елена Лебедева. При этом она подчеркнула, что суд первой инстанции дал надлежащую оценку заключенному между обществом и банком мировому соглашению как результату урегулирования спора между сторонами при активном содействии адвоката. «В заключение хотелось бы отметить, что не все коллеги, столкнувшись с проблемой неполной оплаты юридических услуг, спешат обращаться за взысканием задолженности в судебном порядке, мотивируя это подрывом профессионального авторитета. Однако умение защищать свои собственные права является базовым навыком в защите прав доверителей», – считает Елена Лебедева.

Затронутая проблема актуальна

Адвокат КА «Люди дела» Игорь Кобзарев полагает, что с ситуациями, когда доверитель отказывается оплачивать оказанную адвокатом юридическую помощь, сталкивались практически все адвокаты. «К сожалению, встречаются доверители, которые руководствуются поговоркой “Оказанная услуга ничего не стоит” и зачастую отказываются выплачивать даже оговоренный гонорар. При этом мало кто задумывается о том, что адвокат не является государственным служащим и не получает гарантированную заработную плату, а зарабатывает на жизнь и содержит свою семью именно за счет гонорара от адвокатской деятельности. Кроме того, адвокат имеет ряд профессиональных расходов, таких как аренда офиса, зарплата помощникам, ежегодное повышение квалификации и т.д.», – поделился адвокат.

Игорь Кобзарев обратил внимание, что в любом случае соглашение с адвокатом является двусторонне обязывающей гражданско-правовой сделкой, по которой адвокат обязан оказать необходимую доверителю юридическую помощь, а доверитель – принять ее и оплатить оговоренный гонорар. И в случае нарушения доверителем своих обязательств эффективным способом защиты нарушенных прав адвоката будет являться обращение с соответствующим иском в суд, что и было сделано в рассматриваемом случае.

«На заре своей карьеры я несколько раз сталкивался с подобными действиями доверителей, но, так как суммы задолженности не были критичными, я просто “отпускал” ситуацию, не доводя дело до суда. При этом ряд должников возвращались через какое-то время с другими проблемами, начиная разговор с погашения старого долга. В любом случае для снижения вероятности возникновения подобных ситуаций я бы посоветовал: первое – держать более плотный контакт с доверителем, чтобы он понимал объем и важность осуществляемой работы. Нередко можно встретить ситуации, когда адвокат, осуществляя титаническую работу, по тем или иным причинам не презентует или не может презентовать ее для своего доверителя, в связи с чем у последнего складывается ошибочное мнение о том, что “ничего не делается” и проблема разрешается сама собой, что в большинстве случаев приводит к спорам даже по суммам согласованных гонораров. Второе – при работе в крупном проекте дробить работу на мелкие части, получая гонорар за каждое завершенное действие. В ряде случаев, когда объем работы и трудозатраты можно спрогнозировать, стоит обсудить с доверителем предоплату», – рассказал Игорь Кобзарев.

Председатель коллегии адвокатов «Защита» Юрий Хапалюк считает, что затронутая проблема актуальна и будет существовать, пока будет потребность в самой правовой помощи. Тем полезнее распространение среди адвокатов успешных примеров отстаивания законного права адвоката на заслуженное вознаграждение, добавил он. В качестве полезного инструментария адвокат обратил внимание на то, что именно соответствие выполненного адвокатом объема работ подробно определенному предмету соглашения послужило основанием для удовлетворения заявленных исковых требований. При этом в качестве доказательств судами первой и апелляционной инстанций была принята переписка адвоката с доверителем в мессенджере и признание доверителем долга в данной переписке.

Для подтверждения факта выполнения работ в суд были представлены соглашение, составленные адвокатом документы и повторный односторонний акт. По мнению адвоката, важно, что суд первой инстанции посчитал, что отсутствие подписанного сторонами акта о приеме-передаче юридических услуг при наличии доказательств об исполненном соглашении правового значения не имеет.

Юрий Хапалюк обратил внимание на причины, по которым суд первой инстанции отказал адвокату во взыскании транспортных расходов в размере 2 000 руб. и отнес эту сумму к оплате правовой помощи по соглашению. Он также подчеркнул, что решениями судов подтверждена практика взыскания неустойки за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства по оплате правовой помощи на основании п. 1 ст. 395 ГК РФ – при отсутствии штрафных санкций в тексте соглашения – и взыскания расходов на представление интересов адвоката в суде другим адвокатом. «Можно только приветствовать настойчивость коллег по укоренению в сознании наших доверителей простой мысли: труд адвоката всегда должен быть оплачен», – резюмировал Юрий Хапалюк.


Анжела Арстанова


Статья оказалась полезной? Поделиться в

Возврат к списку

Проблемы

Неизвестна реальная стоимость ценных бумаг (акций, векселей и т.д.)

Непонятно сколько стоит мой бизнес или активы. Споры между акционерами. Необходима отчетность в соответствии с МСФО, РСБУ, другими требованиями законодательства.

Подробнее показать все »

Проекты

2008

Комплексный консалтинговый проект ОАО "Новосибирская Энергосбытовая Компания"

Подробнее показать все »

Новости

Еженедельный ДАЙДЖЕСТ 19.07.2024 года

Еженедельный дайджест для клиентов и партнеров Холдинга "Люди Дела - BPC group"

Подробнее показать все »

Статьи

Информационная рассылка Холдинга "Люди Дела - BPC group" за июнь 2024 года

Изменение действующего законодательства, полезные статьи для клиентов и партнеров Холдинга "Люди Дела - BPC group" за июнь 2024 года

Подробнее показать все »